Ещё раз, про Домодедово


Борис Немцов

Кошмарный теракт в Домодедово поверг меня и моих близких в полный шок. Я очень часто летаю через этот крупнейший в России аэропорт. Отлично знаю зону вылета и зону прилета. Действительно огромное количество встречающих в зоне прилета – обыденная для Домодедово картина. То, что в зону прилета можно пройти беспрепятственно, – давно и хорошо известно.

Не берусь гадать, кто организовал теракт. Одни говорят, что по почерку – это исламские экстремисты, другие, – что мстящие кавказцам русские националисты. Надеюсь, что хотя бы в этом, следователи разберутся.

Так или иначе, нельзя вернуть погибших и можно только молиться за жизнь и судьбу раненых и искренне соболезновать родным и близким невинно убиенных.

Многие обвиняют в случившемся российские спецслужбы, которые прозевали, недоработали, недосмотрели. Другие говорят о несовершенстве системы безопасности аэропортов. Все это, безусловно, верно. Но истинные причины совсем в ином. На протяжении последних 11 лет в России стремительно росло число террористических актов. С 2000 по 2009 год число терактов выросло более, чем в шесть раз, и достигло астрономической цифры – более 750 терактов в год (в 2000-м их было 130 – см. “Путин. Итоги. 10 лет”).

Налицо тотальный провал антитеррористической деятельности в стране. Стопроцентную ответственность за этот провал несет В. Путин. Именно он в 2000 году пришел к власти под лозунгом “замочу террористов в сортире”. Именно он максимально использовал и войну на Кавказе и взрывы домов в Москве для подъема личного политического рейтинга. Именно он в начале своей карьеры активно использовал террористические акты для укрепления единоличной власти. После теракта на Дубровке в 2002 году он ввел тотальную цензуру на телевидении, а после теракта в Беслане – отменил выборы губернаторов, тем самым укрепив свою, как потом выяснилось, насквозь коррумпированную вертикаль. Нам тогда внушали мысль, что мы обязаны пожертвовать свободой и демократией ради безопасности. Пожертвовали. Терактов стало в разы больше, безопасности в разы меньше.

Провал антитеррористической деятельности вызван двумя группами причин.

Первая – спецслужбы заточены на защиту власти, собственности и денег правящей группировки. В частности, на борьбу с оппозицией бросаются самые мощные подразделения спецслужб. Тысячи омоновцев патрулируют московские площади и бросают мирных граждан в автозаки во время мирных манифестаций 31 числа. Люди, стоящие в одиночных пикетах, окружены сотнями сотрудников милиции в форме и в штатском, а также неисчислимым количеством чекистов и провокаторов. Вторая по значимости функция спецслужб – это бизнес: рейдерство, крышевание, непосредственное участие. Борьба с террором явно не входит в систему путинских приоритетов, если, конечно, не принимать во внимание дежурную демагогию на этот счет.

Провал политики на Кавказе – это вторая группа причин. Провалена агентурная работа, а сам Кавказ отдан на откуп коррумпированным группировкам, которым российский бюджет выплачивает сотни миллиардов в год контрибуции. На Кавказе давно не действуют российская Конституция и законы. Ряд республик живут по законам шариата, ничего общего с российскими законами не имеющим.

Путину все труднее и труднее использовать теракты для усиления своей власти. Все меньше и меньше людей верят, что этот господин способен обеспечить нашу безопасность. И как бы не врали его пропагандисты о том, что делается все возможное для безопасности, большинство уверено, что цель правящей группы – личное обогащение и сохранение власти любой ценой. А на нашу безопасность им наплевать, сами-то они в безопасности.

Сергей Доля.

В США окло 15 000 аэропортов. Я, конечно, во всех не был, но там где был, ни разу не видел рамку металлодетектора на входе. Ни в больших аэропортах, ни в малюсеньких. Да, перед посадкой в самолет проверяют очень тщательно, но зайти в здание и постоять среди встречающих может любой. И ничего не взрывается…

У нас 329 аэропортов и сейчас в них начнется настоящий цирк. При входе будут показушно всех досматривать. Очередь из людей, пытающихся попасть в здание аэропорта, будет торчать на улицу. Люди будут мерзнуть, нервничать, ругаться. При этом, люди, отвечающие за мониторы сканеров багажа, будут вальяжно полулежать на своих креслах и перешучиваться друг с другом, вместо того, чтобы следить за проплывающим на мониторе содержимом сумок.

Цирк продлится месяц-два, а потом опять все станет как прежде. Сначала досматривать станут выборочно, а потом и вовсе перестанут. Все забудется. Все успокоятся. И так до следующего взрыва…

У нас в стране любят найти “виноватого” и сейчас всех собак повесят на линейное отделение милиции в Домодедово. А мне кажется, что успешный зарубежный опыт показывает, что не рамками на входе надо с терроризмом бороться. Борьба с терроризмом должна стать “национальным проектом”. И не показушная борьба, от терракта до терракта, а основательный системный подход…

Борьба с терроризмом должна стать “национальным проектом”. И не показушная борьба, от терракта до терракта, а основательный системный подход…

Знаете анекдот про публичный дом?

Офис. С утра офисные сотрудники в спешке передвигают мебель с места на место, выравнивают все по сантиметру, компасу и т.д. Посредине всего этого хаотичного движения стоит старенькая уборщица в обнимку со шваброй, испуганно смотрит на все это действо. Бормочет про себя :”Только помыла, сейчас все опять затопчут, ироды и т. д.”.
Стояла долго смотрела на все это, потом спрашивает:
– Милые, а что вы тут делаете? Переезжаете?
– Да нет, бабуля, мы сейчас мебель по фен-шую передвинем и у нас сразу продажи взлетят до небес.
– Сынки, я тут давно уже работаю, еще до революции полы в этом здании мыла. Так вот, до революции тут публичный дом был. Так там, когда выручка падала, кровати не двигали. Там сразу блядей меняли.

Я ни разу не слыхал про того чтобы кого-то из ФСБ посадили за халатность, а вот про увеличение финансирования для ФСБ-ников и кучу новых законов, когда человека можно уже арестовать за подозрение, просто глазки не понравились постоянно читаю – только толку от этого нету.

Борьба с терроризмом как национальный проект, превратит нашу страну в Тунис. В Конституцию Туниса были внесены изменения: в 2002 году под предлогом борьбы с терроризмом был проведён референдум о внесении в конституцию поправок, отменявших ограничение количества президентских сроков (2 раза подряд) и возрастной ценз (70 лет) для кандидата в президенты. На президентских выборах, прошедших 25 октября 2009, Бен Али получил около 90 % голосов избирателей, будучи в пятый раз переизбран на пост главы государства. На деле, однако, Президент-реформатор, объявивший о демократизации «без спешки» и либерализации экономики страны в начале своего правления, за годы пребывания у власти выстроил коррумпированный авторитарный режим, жестко контролировавшим политическую обстановку в стране и нарушавший права и свободы человека. Коррупция в узком кругу растет. Даже средние тунисцы сейчас хорошо знают о ней, и хор недовольства набирает силу. Тунисцы все больше не любят, даже ненавидят первую леди Лейлу Трабелси и ее семью. По некоторым данным, Бен Али и его семья, за время 23 летнего пребывания у власти, вывезли из страны капитал на общую сумму около 20 миллиардов долларов, что составляет почти двойной годовой бюджет страны.

Источник википедия.

На самом деле мысли Сергея Доля – очень опасны. Чем ниже в стране качество госуправления, тем больше граждан ратует за повышение роли государства в экономике. То что он предлагает ещё только сделает хуже – беззаконие будет полное, страна полицейская, а преступность и терроризм только возрастёт, так как когда перекрывают щели пар разрывает кастрюлю, если не может никуда выйти + естественно силовики вообще никак не будут заниматься своей работой, хотя и сейчас по факту в большинстве своём это “банды в законе”, эдакие ЧОП-ы которые служат определённым людям.

25.01.2011 опубликовал
в рубрике государство.



Get Adobe Flash player



Предыдущая статья: «

Следующая статья: »


Похожие статьи


    Fatal error: Call to undefined function related_posts() in /home/artishev/artishev.com/docs/wp-content/themes/artishev/single.php on line 106