Про силовиков и государство.


Чем ниже в стране качество госуправления, тем больше граждан ратует за повышение роли государства в экономике.

Как ни странно, эта парадоксальная логика характерна и для развитых, и для развивающихся стран, свидетельствуют авторитетные межстрановые мониторинги World Values Survey, International Social Survey и Life in Transition Survey.

Их общий вывод — качество госрегулирования тесно связано с уровнем доверия в обществе. Но почему именно в странах, где люди мало доверяют друг другу и всего боятся, так сильна вера в государство? Ведь граждане этих стран, судя по опросам, не питают никаких иллюзий на счет коррумпированности и неэффективности местных чиновников.

Чтобы разобраться, сравним данные опросов, показывающих уровень доверия в разных государствах. В среднем в мире (опрошены граждане 57 стран) этот показатель составляет 56%. В России не доверяют соотечественникам 77% опрошенных (один из самых высоких показателей), а в Норвегии (мировой чемпион по открытости) только 26% граждан относятся к окружающим с подозрением.

Страх, что твой сосед окажется проходимцем, — не личное дело каждого, доказывают экономисты. В масштабах страны этот страх тормозит не только политическое, но главным образом экономическое развитие. Страны с высоким уровнем доверия регулируют деятельность бизнеса в гораздо меньшей степени, чем те государства, где люди боятся друг друга, там выше темпы экономического роста и уровень жизни.

Когда в обществе сильны горизонтальные связи и высока склонность к сотрудничеству, люди способны самостоятельно, без вмешательства извне (в первую очередь — со стороны государства), решать возникающие проблемы. А когда люди боятся друг друга, общество начинает слишком сильно рассчитывать на железную руку и вертикальное управление.

К тому же «обществу параноиков» требуются дополнительные издержки для защиты от обмана: в масштабах всей экономики это ведет к снижению ее эффективности. Вспомним хотя бы количество разнообразных охранников в России — все эти сотни тысяч молодых, крепких, трудоспособных мужчин могли бы создавать экономические ценности, вместо того чтобы деградировать на их нынешней работе. Тем не менее эти услуги в современной российской экономике очень востребованы, как и услуги сотрудников силовых ведомств.

Взаимное недоверие граждан формирует спрос на тоталитарный стиль управления, который еще больше увеличивает страхи людей и недоверие друг к другу. Это замкнутый круг.

Расчеты, подтверждающие этот вывод, изложены в статье четырех гарвардских экономистов «Регулирование и недоверие» (http://www.economics.harvard.edu/faculty/shleifer/files/distrust_qje2.pdf).

Из статьи следует, что люди, которые не доверяют своим соотечественникам, воспринимают экономическую конкуренцию как вредную, а демократический способ управления государством — как плохой, препятствующий развитию экономики.

Такое отношение формирует правовую среду для ведения бизнеса: когда законодатели исходят из того, что все предприниматели — воры и обманщики, они соответствующим образом учреждают налоговые, валютные и другие регулирующие бизнес нормы. А когда общество тотального контроля проходит через либерализацию, как это было с Россией, его накрывает социальная дезорганизация и высокая коррупция (ведь взаимного доверия как не было, так и нет). И граждане начинают вновь тосковать по железной руке.

Страхи и недоверие граждан друг к другу очень удобны политикам и работодателям. К

примеру, согласно сентябрьскому опросу ВЦИОМ, 35% россиян боятся потерять работу. Такие люди охотнее соглашаются больше работать за меньшие деньги и ратуют за то, чтобы государство более жестко регулировало рынок труда. Страхи граждан передаются политикам — последний кризис продемонстрировал, что российское правительство готово поступиться интересами экономики ради сохранения социальной стабильности. В кризис чиновники всеми правдами и неправдами препятствовали сокращениям сотрудников на предприятиях. Но ужесточение контроля за рынком труда приводит к обратному эффекту: чем меньше свобода предпринимательства, тем меньше рабочих мест, а чем жестче регулирование, тем выше доля теневых рабочих мест. Защищенность работников уменьшается из-за их собственных страхов.

Психологи говорят, что страха становится меньше по мере того, как человек идет ему навстречу. Чем больше действия — тем меньше страха и, видимо, лучше дела с экономикой.

Эта статья в качестве ответа про вопросы мне про Домодедово. Маленький комментарий – естественно из фсб-ников никто не будет отправлен в отставку и под трибунал. Боже, упаси – а вот увеличить финансирование в разы и ещё тотальней контроль сделать милое дело…Для обеспечения безопасности на транспорте президент дал указание Министерству транспорта совместно с МВД и ФСБ ввести особый режим в аэропортах и аэровокзалах, на всех крупных транспортных узлах. Никаких кадровых решений в связи с терактом в аэропорту “Домодедово”, в том числе в отношении руководства авиаузла, пока не планируется, пишет во вторник газета “Ведомости” со ссылкой на пресс-секретаря премьера РФ Дмитрия Пескова.

Приведёт ли это к каким-либо изменением? Раньше не привело и сейчас не приведёт. Кто не врубился, пусть перечитывает статью, до 10 раз до полного понимания.

25.01.2011 опубликовал
в рубрике государство.



Get Adobe Flash player



Предыдущая статья: «

Следующая статья: »


Похожие статьи


    Fatal error: Call to undefined function related_posts() in /home/artishev/artishev.com/docs/wp-content/themes/artishev/single.php on line 106