Приземлился между мостов. Высший пилотаж !


Посадка больших пассажирских лайнеров на воду — авиационное происшествие, которое крайне редко оканчивается благополучно для больших пассажирских лайнеров. Случай, подобный нынешнему, имел место в СССР в 1963 году. Тогда на Неву смог приводниться пассажирский Ту-124. Это стало одним из немногих счастливых приводнений среди авиалайнеров, когда все пассажиры и члены экипажа остались живы.

21 августа 1963 года Ту-124 авиакомпании «Аэрофлот» совершал рейс Таллин — Москва. В полете выяснилось, что переднюю опору шасси заклинило в частично убранном положении. Сесть в аэропорту Таллина не представлялось возможным из-за тумана, и диспетчеры отправили самолет в ближайший к нему аэропорт Пулково в Ленинграде.

Лайнер летел на малой высоте. Вырабатывая топливо, Ту-124 начал кружить вокруг города на высоте около 500 метров. В аэропорту Пулково готовились принять аварийный борт: сюда подогнали пожарную технику и врачей. Однако из-за несоответствия количества оставшегося в баках топлива показаниям приборов экипаж был вынужден лететь напрямую через город, сокращая путь к аэропорту. Несмотря на это, у самолета сначала заглох один двигатель, а когда Ту-124 пролетал вблизи Исаакиевского собора и Адмиралтейства, отключился и второй. С высоты 500 метров начал планировать вниз.

Экипаж попытался совершить приводнение на поверхность Невы. Самолёт миновал Литейный мост на высоте 90 метров от поверхности воды, перелетел Большеохтинский мост на высоте 30 метров, строящийся мост Александра Невского, на высоте 4 метра и приводнился в районе Финляндского железнодорожного моста. Ширина реки в этом месте — около 400 м. Получивший пробоину Ту отбуксировал к берегу проходивший мимо паровой буксир.

Пассажиров эвакуировали на берег, экипаж был задержан. Капитан воздушного судна В. Мостовой был уволен с занимаемой должности, но после расследования его наградили орденом Красной Звезды, а члены экипажа получили медали. Удачно приводнившийся Ту-124 через несколько часов после происшествия затонул из-за полученных пробоин. После того как его подняли со дна, машина была списана. Ее кабина использовалась в качестве тренажера в авиашколе в Тамбовской области, а фюзеляж лайнера разрезали на металлолом.

Ретросенсация 35-летней давности, связанная с аварийной посадкой пассажирского самолета на воды Невы («Петровский курьер» от 19 октября 1998 г.), в душах петербуржцев возродила нечто вроде «национальной гордости великороссов». В редакцию позвонили 140 (!) свидетелей приводнения «Ту-124», явились моряки, непосредственно спасавшие пассажиров, работники авиаотряда и те специалисты, которые эвакуировали и разбирали крылатую машину. Теперь мы можем нарисовать полную картину происшествия, выделить то, о чем промолчали по цензурным соображениям центральные и ленинградские газеты в 1963 году.

Тогда «Ту-124» был «сырой», недоработанной машиной, свежеиспеченным детищем туполевского КБ. При попытке сесть в Таллине он потерял шаровой болт (его потом подняли на взлетной полосе), и машину с неисправным шасси отправили в Ленинград – садиться «на брюхо» на грунтовке в «Пулкове». В полете летчики пытались «выбить» заклинившее шасси и даже прорубили днище фюзеляжа. Но ничего не помогало! Руководитель полетов аэропорта «Пулково» Георгий Нарбут в тот день дал экипажу команду действовать по инструкции – выжечь топливо до запаса в одну тонну. Но беда в том, что топливомеры на борту не могли объективно указать, сколько горючего осталось! А посадка в нарушение инструкции с запасом хотя бы в 1200, 1300 килограммов «горючки» грозила летчикам разжалованием.

«Приземляйтесь на аэродром», – дал команду Нарбут. Но бортмеханик сказал командиру корабля Виктору Мостовому: «Витя, в баках есть резервный запас, моя лишняя тонна». «Иду еще на один круг», – сообщил на землю командир. Но полет «на авось» чуть не обернулся катастрофой. Один за другим заглохли два двигателя – горючего не стало как раз над «штабом революции» – Смольным. «Садись на воду!» – крикнул Мостовому второй пилот, бывший гидролетчик.

Командир приказал экипажу идти в салон и «отвлекать разговорами» пассажиров, а сам начал планировать в воздухе, насколько это было возможно на тяжелой машине. Ошибаться было нельзя! Экипаж пронесся в четырех метрах над строящимся мостом Александра Невского (с лесов в ужасе посыпались рабочие), увидел контуры Финляндского железнодорожного моста и сжался в страхе: врежемся! Но машина хвостом коснулась Невы, затем шлепнулась брюхом, слегка поднырнула и застыла… в сотне метров от опор моста. Говорят, 27-летний Виктор Мостовой поседел за эти секунды.

Но опасность не ушла. Пропоротый фюзеляж начал набирать воду, а глубина Невы здесь – 13 метров. К счастью, по Неве шел буксирчик постройки 1898 года с командой из четырех человек и смирно тащил сплавной плот. Увидели самолет. Кто-то задорно крикнул: «Во, второй Чкалов объявился!» Но капитан Юрий Поршин оценил нешуточную ситуацию: он велел сбросить буксирный трос и оставить плот. Капитан подвел буксир к машине и крикнул летчикам: «Как вас зацепить?» Посовещавшись, разбили колпак кабины и зацепили трос за штурвалы пилотов. Самолет подтянули к причалу у завода «Северный пресс», где вдоль берега стояли плоты. Крыло самолета, согнувшееся при ударе о воду, аккуратно легло на плоты, образовав нечто вроде трапа. Пассажиры – сорок четыре человека, среди которых двое детей, – начали выходить через верхний люк, держа в руках вещи. Они были спокойны.

Сотни прохожих на берегу, рабочие соседних заводов, выбежавшие за проходные, кричали «Ура!» Вышел экипаж. Ему аплодировали. Примчался вертолет из Пулкова, какой-то строгий начальник велел пилотам садиться вместе с полетными документами. Мостовой, красивый и стройный мужчина, вел себя подчеркнуто спокойно. Вертолет улетел. Из экипажа остался юноша-стюард, охранявший багаж. Затем подъехал автобус «ПАЗ» и увез пассажиров в аэропорт, откуда их отправили в Таллин.

Пришел пароход с водосливом, начал откачивать воду из самолета. Но это было бесполезно, вода из пробоин прибывала. И «Ту-124» к утру затонул. На другой день под самолет подвели понтоны и буксиром отправили его на территорию нынешней «Ленэкспо», к Шкиперскому протоку, где базировалась войсковая часть. После комиссии приняли решение: машину списать из-за поломок. От нее отсоединили кабину и отправили в качестве тренажера в Тамбовскую область, в Кирсановскую авиашколу. Красивые мягкие кресла продавали всем желающим по цене бутылки водки. Фюзеляж долго валялся на берегу, потом его разрезали на металлолом…

Виктора Мостового наградили орденом Красной Звезды, его экипаж – медалями. По некоторым сведениям, Мостовой после неудачной учебы в Академии гражданской авиации уехал в Краснодарский авиаотряд. Капитана буксира Поршина наградили Почетной грамотой и часами.

Вот и вся история. Спасибо тем, кто ее поведал: бывшему руководителю полетов аэропорта «Пулково» Г. М. Нарбуту, командиру корабля «Буревестник» А. Л. Демину, старшине 1-й статьи С. Б. Вершлеру, бывшему капитану буксира Ю.В.Поршину, бывшему рабочему войсковой части В. И. Иванову, летчику В. И. Антипенко, а также десяткам петербуржцев, позвонившим в редакцию.

Владимир Федоров
(газета «Петровский курьер» № 41 (211) от 2 ноября 1998 г.)
Фото из архива Сергея Вершлера

17.01.2009 опубликовал
в рубрике Новости.



Get Adobe Flash player



Предыдущая статья: «

Следующая статья: »